Антипетух (Встреча)

В зените ярко светило солнце. Лучи падали на аккуратный высокий деревянный зеленый беспричинный забор. Шумела листва парковых деревьев позади нас, пыльный летний асфальт простирался вдаль, насколько хватало глаз. Пели птицы. Вдалеке лаяли собаки. Пробежал кот.

Постепенно все стало стихать, кроме собак, которые лаяли громче и громче. Становилось тяжелей дышать, ухудшилась видимость — все медленно заволакивало странным черным туманом, который постепенно сгущался.

Возникла мысль — приближается что-то массивное, и оно за забором.

Из-за края забора на асфальт ложилась размытая тень, она росла во все стороны и становилась гуще с каждой минутой.

Через семнадцать минут последние сомнения испарились — антипетух. Порождение одиночества и двузначной логики, это редчайшее и занесенное в Красную Книгу животное медленно странствовало по Планете в поисках своего дополнения — петуха, форма которого совпадает со внутренней полостью существа. Но теперь его встретили мы — двое разморенных летней жарой молодых ученых, остановившихся поговорить.

Возникло ощущение замедления времени.

Через примерно один час из-за забора показался центральный сгусток. В этой части антипетуха находился мозг и другие органы. Из знаний, почерпнутых мной то тут, то там, я помнил следующее: организм антипетуха представляет собой шарообразное облако молекул вещества черного цвета, уплотняющееся к центру. Внутри, в самом центре уплотнения находится полость, в которую осуществляется испражнение и в которую направлены вогнутые глаза антипетуха. Антипетух растёт неограниченно — питание осуществляется поглощением подходящих молекул из окружающей среды. Ориентируется существо при помощи своего тела-облака, которое реагирует на внешние раздражители. Упрощенно это можно назвать сложным осязанием. Зрение антипетуха направлено внутрь полости и искажено по сравнению со зрением, которое мы считаем нормальным, из-за двояковогнутости линзы хрусталика и вогнутой поверхности глаз. Математическим моделированием на компьютерах было воссоздано то, что и то, как видит антипетух. Из ученых, видевших изображение на мониторах, некоторые отзывались очень хорошо об увиденном, но мнения на этот счет распределяются слишком широко, чтобы имело смысл усреднять.

Черное, похожее на сажу, облако уже обволокло нас, двух независимых наблюдателей, и антипетух узнал о нашем присутствии. Затаив дыхание, мы продолжали наблюдать и испытывать. Мягкая черная взвесь слегка щекотала и теребила. Я посмотрел на своего товарища — он висел в нескольких сантиметрах над землей, медленно покачиваясь и закатив глаза. Солнце слабо просвечивало сквозь черный туман. Стало ощутимо холоднее.

Когда я пришел в себя, солнце склонилось к западу. Я стоял, а мой товарищ сидел, облокотившись на забор, и смотрел на удаляющееся животное. Я не чувствовал слабости, поэтому остался на ногах, и тоже стал провожать взглядом черное облако, которое уже ползло по длинной вечерней тени монумента оператору отрицания — стометрового восклицательного знака из железобетона, высящегося в трехстах метрах от точки наблюдения.

Я чувствовал себя очищенным от чего-то. Мой товарищ, я уверен, тоже.